пером_и_шпагой
смерть персонажа, хэппи энд
Автор: Сфитризир
Название: В любви, как на войне...
Дисклеймер: на чужое не посягаю, своего не отдам
Герои: Рамон Альмейда, Ротгер Вальдес
Пейринг: Рамон Альмейда\/Ротгер Вальдес
Жанр: PWP, романтика
Категория: слэш
Рейтинг: PG-13/12+
Размер: драббл (4 540 зн./802 сл.)
Статус: окончен
Аннотация: «Мне уйти? Или все-таки бросим монетку?»
Комментарии: в честь д. р. Вальдеса и Весеннего Излома; сиквел к “Настоящий марикьяре не пройдет мимо…”
Размещение: где угодно – при условии указания авторства и неизвлечения коммерческой выгоды

...И все бы ничего, если б он не был оплетен толстыми веревками, почти фигурно завязанными в морские узлы,
а на лбу у Рамона не было бы шикарного алого банта – явно из той самой ленты, которую Ротгер уже
заприметил в кармане Бреве.
- Эттттоо… Это к-как пппонимать? – Бешеный впервые в жизни начал заикаться.
- Это твой подарок, - хлопнул его по плечу Себастьян. - На день рождения.
- Пользуйся открыто, - хмыкнул Антонио, - А то все прячетесь по углам, как мальчишки,
а ведь два адмирала же, несолидно…
Beatlomanka. Подарок вице-адмиралу


– Итак, – Вальдес уселся на широкий подоконник распахнутого в ночь окна, – у нас затруднение. – Судя по голосу, упомянутое затруднение Ротгеру казалось одновременно досадным и забавным.

– Не у нас, а у тебя, – пожал плечами Альмейда. – Ничто не мешает нам не спешить, пока...

– Пока? – Вальдес, забравшись на подоконник с ногами, согнул правую в колене и обхватил ее рукой.

– Пока ты не... – оборвав сам себя, Рамон нервным жестом запустил пальцы в лишившуюся шнурка гриву, тем самым растрепав ее еще больше. – Никто не обещал, что будет легко... Но кто бы мог подумать... Так, хватит.

– Мне уйти? Или все-таки бросим монетку?

– Катись к кошкам.

Вальдес душераздирающе вздохнул, но с подоконника спрыгнул. После чего в несколько шагов преодолел разделявшее их с Альмейдой расстояние и уверенно прижал пальцы к чужому возбуждению сквозь ткань штанов.

– Ты... – выдохнул Рамон и умолк. Рука накрыла руку, заставляя оглаживать весомей.

– Я – куда более опытен, вот тебе и аргумент. – Властность друга даже в таких мелочах раздражала – и была понятна, близка. Собственно, поэтому они сейчас и бодаются. Ротгер мысленно усмехнулся и пошел в обход, подобрав, на его взгляд, наиболее подходящий тон доверительности и скрываемого смущения, хотя никакого смущения отнюдь не испытывал, один лишь азарт: – Позволь мне этим опытом с тобой поделиться – чтобы я смог потом тебе... довериться.

– Что же ты не доверился кому-то из твоих белокурых приятелей? Ни за что не поверю, что среди них не нашлось искушенных абордажников. – Даже сейчас Рамон сознавал, что ему беззастенчиво морочат голову; вернее, что Ротгеру, привычному все поворачивать по-своему, приятней так думать. Кошачья натура, свяжешься – намучишься. Впрочем, в дружбе и на службе Рамон хоть и совмещал имя Кэналлийца с «квальдэто цэра» чаще некогда – всерьез не сожалел ни разу. Хорошо бы и тут не сожалеть...

Шкодливая улыбка и сияющие, точно черные ройи, глаза – близко-близко:
– Возможно, я просто полон любви к отечеству?

Рамон зарычал, сжал насмешника в стальных объятьях и накрыл его рот своим в грубом поцелуе – чтобы в следующее мгновение выяснить, что будущий любовник кусается. Разумеется, это только раззадорило. От сильного гибкого, какого-то хмельного тела в руках, от желания слиться с этим телом каким угодно образом мутился разум и плавилось самообладание – Рамон понял, что пора остановиться, пока он еще может, и действовать по уму. Он разжал руки и отступил на шаг, тяжело дыша.

Вальдес смотрел на такого Альмейду – распаленного до готовности на все – и понимал, что вляпался, – даже в шторм бывало проще. В шторм забота одна – выжить, сейчас же следует обуздать, не погасив пламени, иначе Рамон опомнится и никакие доводы не помогут. Действовать следовало быстро и безошибочно, а тянуло – свести все к более невинным ласкам, отложить грозящую разорвать их обоих в клочья бурю на потом. Потому как – Ротгер чувствовал это – пути назад уже не будет, Альмейда не сам Вальдес, любознательный и шалый, развлекся и пошел дальше. Невинность, как это ни смешно, при Ротгере осталась до сих пор и впрямь почти что из любви к отечеству: спину «гусям» подставлять – настолько даже он еще не свихнулся, да и бергерская гордыня вдруг превозмогла марикьярскую живость, а со своими как-то не заладилось. Сильный, сдержанный на язык и о-очень непростой капитан Альмейда во всех смыслах подходил прекрасно – во всех, кроме опыта. Его отсутствие в сочетании с рвущей якоря страстью (многолетней выдержки, надо же!) и так сказать выдающейся оснасткой заставляло подумать четырежды. И благоразумно отступить – отчего же Ротгер нарывался все это время? Он не хотел знать, пока не хотел.

Лейтенант Вальдес глубоко вдохнул, смахнул небрежно со лба своенравную прядь – и принял вызов. Альмейды и судьбы – той еще стервы, чтоб ее.

Весенний Излом следующего года

Вальдес, обнаженный, лежал на разобранной постели, привольно вытянув свои длинные ноги – Альмейда представил, как эти ноги бесстыдно обхватят его талию и сглотнул, но предпочел уточнить:
– Это твой намек или мои домыслы?

– В день рождения принимают поздравления, не так ли? Или ты не подготовился?

Последнее предполагало ответ действием, и Рамон его предоставил.

После, измотанные до предела, они лежали на измятых простынях: Альмейда – на животе, спрятав лицо в волосах, Вальдес – закинув руки за голову. Перед его взором в полутьме спальни не вился синеватый узор – просто были тени, просто были человеческие истома и усталость после страсти.

– Останься до утра.

– До утра осталось мало времени.

– Ты прям-таки по-адмиральски поздравлял, – ухмыльнувшись, Ротгер повернул голову и, протянув ногу, пальцами тронул любовника.

– Заслужил шадди?

– Ну, спустишься – нальют...

– Ты неисправим, – удостоверил Рамон, уже проваливаясь в сон.

Утро показало, как он фатально ошибался. Впрочем, по части умения удивлять Ротгер Вальдес был действительно неисправим.


18-19 марта 2016 года

@темы: Ротгер Вальдес, фанфики